Как работает конвертационный центр?

Обнал и конвертационные центры

Привет, друг. Давненько я ничего не писал про всякие движения не почитаемые уголовным кодексом, но почитаемые определенными представителями общества. И сегодня поговорим про обнал. Только не про тот, где мамкин кардер с дроповской карточки пару кусков снимает, а про «взрослый» обнал. Там где суммы такие, что в руках за раз не унесешь, а сроки, как правило, имеют двузначное значение, ну либо размер мзды за «порешать» шестизначный. Короче, сегодня про такую штуку, известную в определенных кругах, под названием «конверты», а говоря юридическим языком «конвертационные центры». Так уж сложилось, что в теме я ориентируюсь, не то чтобы понаслышке, поэтому думаю будет интересно. При этом в дебри налогового законодательства я лезть не буду, а расскажу практическую составляющую вопроса.

Итак, для начала, представь. Ты какой-нибудь мэр, какого-нибудь города. И у этого города есть бюджет. В простонародье — казна. Т.е. некая масса денег. И ты очень хочешь немножко от туда взять, ну тебе надо. Машину новую купить, дом, короче, много уважительных причин. Но т.к. мы живем не в средние века, просто пойти зачерпнуть золотишка не получится. Хотя бы потому что эти деньги не наличкой где-то лежат, а на счете в казначействе. Это первая причина.

А вторая — если ты, тупо, от туда украдешь, есть куча органов, которые тебя с радостью накуканят. В том смысле что или посадят или отдашь больше чем взял. В общем ситуация крайне печальная. На первый взгляд. А на второй, всё очень просто. Ты идешь к нужным людям, собственно в тот самый конвертационный центр, и за долю малую, получаешь полный пакет услуг. Тебе делаю договор, все сопутствующие документы, и выдают бабло, просто наликом. При этом тебя никто не грузит ни бухгалтерией, ни юридической частью. Все что тебе нужно это подписать документы и передать их в казначейство.

Это был один из вариантов использования конвертов, для общего понимания ситуации. Просто и немного утрированно, но со стороны это выглядит именно так. Это вариант когда конвертационные центры используют чиновники. Не менее часто, а скорее даже более, конвертационные центры используют коммерсанты. Для чего им это? Тут все просто, самые распространенные причины это потребность в наличке, либо желание спрятать какие-то, не совсем честные, деньги. Ну и уйти от налогов естественно тоже. Это наверно самое главное. Ведь, я думаю, для тебя не будет новостью что налоговая система создана таким образом, что если будешь платить всё что положено, останешься без трусов. Банальный пример — зарплата. Чтобы заплатить зарплату официально нужно занести государству до 50% налогов. А если у тебя 500 человек работает? А если несколько тысяч?

Ещё одни пример. Более наглядный. Я сейчас опять буду утрировать, для простоты. Потому если гуру бизнеса и налоговых движений будут смотреть — вы уж меня простите. Итак ты какой-то комерс. И торгуешь ты каким-то товаром. Ты покупаешь его у производителя за 100 денег, и продаешь потребителю за 150 денег. И логично предположить что 50 денег это твой прикур. Хер ты угадал.

Большую часть, сильно большую, ты отдашь государству в виде налогов. Государство, в плане выдушивания денег у комерсов, проявляет изрядную креативность. Но это в том случае если ты все честно отразишь в бухгалтерии и отчетности. Естественно так никто не делает. В простой интерпретации это выглядит так. Ты покупаешь нужный товар за те же 100 денег у производителя. Только за нал. А документы оформляешь с каким-нибудь ООО «Три подковы» о том что ты купил у них товар за 140 денег. А продал ты по прежнему за 150. Вот с этих 10 ты, уже по чесноку, 8 денег, в виде налогов, заносишь государству.

И вот в этой схеме без конвертационных центров никак не обойтись. Если, конечно, ты не носками на рынке торгуешь. Теоретически конечно можно и самому, но реально не получится. Во-первых задолбаешься посредников регистрировать, а во-вторых твой бухгалтер вздернется пока все это оформит. Ну и в третьих, в налоговой тоже, бывает, не дебилы работают и тебя вычислят за пять минут. Поэтому проще, за долю малую, обратиться в «конверт». Там за тебя и все бумажки сделают и отчетность, если надо, подадут. И порешают с налоговой, с ментами и со всеми с кем нужно. А тебе просто мешок денег привезут или товар поставят какой нужно. Тут всё очень клиентоориентировано.

Что такое конвертационные центры?

Ну ладно. Теперь разберем как эта вся история работает.

Конвертационный центр это общее определение. И если говорить языком дяденьки милиционера, то состоит он из трех элементов — это транзитеры, выгодополучатели и налоговая яма.

Транзитеры — это, как правило, группа компаний, в которую входят как юридические лица, так и физические лица предприниматели. Они формируют у себя первичные документы и на основании их прогоняют по своим счетам денежную массу. Ты наверняка слышал про такую штуку, как фирмы-прокладки, так вот это именно они и есть. Их может быть две, а может пятнадцать. Говорят, что когда-то чем больше было прокладок тем больше был процент за обнал, сейчас такого нет. Количество транзитеров частично зависит от степени «крышованости» конверта и сильно зависит от того насколько мутное бабло проливают.

Кстати, как правило, далеко не все транзитеры это фиктивные фирмы. Практически всегда, в цепочке уважающего себя «конверта» присутствуют абсолютно нормальные фирмы, занимающиеся абсолютно легальным бизнесом. Например строительные фирмы очень распространены. Иногда производства всякие бывают. Но это уже нюансы. Кстати, бывает и такое, что транзитеров используют в темную. Т.е. на самом деле это не элемент «конверта», а обычная фирма, просто бухгалтер валенок или директор решил немного заработать. Но, этим как правило грешат небольшие конверты.

Итак бабло прошло через цепочку. Но оно же не будет так вечно путешествовать? Что дальше? Ну, а в финале путешествия денежная масса попадает в налоговую яму. Их ещё иногда называют буферными фирмами. Это такая же фирма, но, скажем так, отправленная «на растерзание». Простыми словами, это фирма на которую перекладывается налоговая нагрузка. Т.е. эта фирма формирует, так называемую, «первичку», документы позволяющие контрагентам сформировать затратную часть и налоговый кредит. Способов это сделать существует нереальное количество, всякие бестоварные операции, махинации с векселями и так далее. Лезть в дебри налогового законодательства я конечно же не буду.

Выгодополучатель — это вершина всей схемы. Это тот кто потребляет товар и на ком цепочка обрывается. В зависимости от ситуации, это может быть тот кто продает товар населению (т.е. конечному потребителю) или экспортер или, как вариант, производитель (это если предметом сделки было сырьё, ведь в этом случае выстроить цепочку его дальнейшего движения просто невозможно).

Теперь поговорим про некоторые практические нюансы этого опасного бизнеса.

Дропы и где они обитают

Начнем с дропов. Они же фунты, мясо и другие обидные синонимы. Т.е. подставные лица.

Не трудно догадаться что дропов в этом деле нужно огромное количество. Какой-нибудь мелкий местячковый конверт может иметь 5-10 фирм, а крупный региональный легко перевалит за сотню. А эти фирмы имеют свойство отваливаться. Ну там, показатель срочно кому-то понадобился. Либо сналили что-то такое, что ОООшку надо срочно терять. А любая ОООшка это директор, бухгалтер и хотя-бы один учредитель. Правда частенько это один и тот же человек, но не всегда. Поэтому круговорот дропов в деле обнала это история не прекращающаяся ни на минут.

Как это работает? Как правило поиском и привлечением дропов занимаются специально выделенные под это дело люди. Они, иногда, имеют непосредственное отношение к конверту, а иногда это, скажем так, фрилансеры. Но всегда это очень доверенные люди, получающие немалые деньги. Ведь мало того что дроповод знает всю цепочку и знает в каком подвале или на какой мусорке живет директор (тот, чья фамилия в документах стоит). Так он ещё и знает кто реально готовит всю документацию фирмы. И более того, именно у него на связи находятся гос. регистраторы и нотариусы через которых всё оформлялось. Потому, если дроповод сольётся, проблемы будут катастрофическими. И, как показывает практика. если руководство конверта не уделяет этому вопросу достаточно внимания, это рано или поздно заканчивается плачевно.

Откуда берутся дропы? Естественно их не набирают по объявлению. Хотя бы потому, что при таком подходе вероятность трудоустроить какого-нибудь сотрудника, какого-нибудь органа слишком велика. Если это конверт мелкий, например в каком-то небольшом региональном городе, то дропов, как правило, набирают по месту. Классическая история — бомжи, алкаши и прочий социально-безответственный элемент, готовый за пару зеленых купюр оформить на себя все что угодно.

Совсем по другому ситуация обстоит с крупными конвертами. Действующими в масштабе региона или страны. Там дропов из своего города не берут. Более того, частенько дропов вербуют вообще из других областей. Бывает дроповод едет в какое-нибудь очень отдаленное и глухое село и там уже подбирает соответствующего персонажа. При этом приоритет отдается личностям не прописаным в этом селе. Ну чтобы его нельзя было, банально, по месту регистрации найти. А самый идеальный вариант — найти такого, который в ближайшее время должен отъехать в мир «вечной охоты». Тогда его точно никто допросить не сможет.

И вот найдя подходящую личность, её везут к госрегистратору, естественно своему. Там быстренько шаманятся бумажки. Устав, свидетельство о регистрации, приказ о назначении директора и так далее. Потом свежеиспеченного бизнесмена везут к нотариусу и делают доверенность на представление интересов фирмы, на нужного человека естественно. На этом, в принципе все. Дропу вручают пару мятых купюр. Можно ещё бутылку водки сразу выдать, в качестве премии. Чтобы он, прям на месте, начал стирать себе память.

Для чего все это делается. Только лишь для того чтобы усложнить жизнь дяденьке милиционеру. Ведь коррупционно-продажные схематозики имеют свойство давать сбой. Причин тому может быть много. Политика партии изменилась, руководство в каком-нибудь органе поменялось и с новым, пока что, мосты не налажены. Иногда сотрудники начинают пошатывать транзитеров и ямы, когда хотят пересмотреть тарифы. Короче все что угодно. Общий смысл такой, что если сегодня «всё в шоколаде» это не означает, что также будет завтра. И к этому надо быть готовым. А дроп — это самое слабое звено. Он ведь не знает что директор несет персональную ответственность за все что накуролесила его фирма. А накуролесить она может от души.

Так вот если директора найдут и объяснят на сколько он сейчас заедет, а ещё покажут сумму ущерба. Он не секунды не задумываясь сольёт всё что знает. Но это, на самом деле, не страшно. Просто потому что он ничего не знает. Проблема в том. что как только налоговики получат его признание о том что он фунт, его фирму тут же признают фиктивной. А значит, начнутся качели у всех контрагентов этой фирмы. Это проверки, аннулирование налогового кредита и прочие, не очень приятные, ништяки. Потому желательно чтобы дропа никогда не нашли. Это конечно ещё никого не спасло. Но тут цель не спасение, а, как я уже говорил, усложнение процедуры доказывания. Что, в свою. очередь, выигрывает время на то что бы «решить вопрос».

Коррупция и конвертационные центры

Следующий фактор без которого само существование «конвертов» было бы невозможным это коррупция. Это объясняется очень просто. Конвертационные центры в процессе свой деятельности оставляет огромное количество следов. И если знать куда смотреть и где искать, вычисляется он очень быстро. Именно поэтому любой «конверт» кому-то заносит. Ну, а кому именно — это уже вопрос уровня. Есть центры которые работают десятилетиями и в масштабе нескольких областей или даже всей страны. У таких подвязы на уровне первых лиц государства. Некоторые работают в масшатебе одной области или одного города, такие, как правило заносят, руководителям всяких там органов на уровне этой самой области. Короче тут всё ситуативно. Суммы тоже очень варьируются, потому приводить какие-то примеры затруднительно.

Читайте также  Как подключить генератор на УАЗ Буханка?

В принципе, если ты дочитал до этого момента, то понимание что такое «конвертационные центры» у тебя уже есть. А глубже вникать вряд ли есть смысл. Потому, на этой радостной ноте, можем заканчивать нашу ознакомительную экскурсию в мир теневых денег. Но не забывай возвращаться, ведь на темной стороне есть ещё много чего интересного.

Финансовые новости

Авторизация

Информация об агентстве

«Когда пути неодинаковы, не составляют вместе планов»
Конфуций
  • Главная
  • Новости
  • Аналитика
  • Котировки
  • Графики
  • Справочники
  • Веб-мастеру
  • Агентство

Как работают теневые схемы – глазами фискальной службы

Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

Экс-заместитель главы Государственной фискальной службы Владимир Хоменко предоставил Forbes авторский текст о состоянии рынка теневых финансов и конвертационных центров 12 марта. Тогда он занимал должность первого заместителя председателя Государственной фискальной службы, и руководил силовым блоком налоговой. В своих комментариях Хоменко озвучил, в том числе, проблемы, с которыми будут работать новые руководители налогового ведомства.

Услугами ликвидированных в 2014-2015 годах конвертационных центров пользовались почти 15 000 компаний. Через них были конвертированы около 22,5 млрд гривен, сформирован фиктивный налоговый кредит на 6,3 млрд гривен. В работе центров принимали участие сотрудники 17 банков.

Крупнейшие конвертационные центры, как правило, являются межрегиональными. Объемы их деятельности пропорциональны объемам экономической активности в регионах. Соответственно, крупнейшими являются обычно центры, работающие с предприятиями Киева, Днепропетровска, Запорожья.

Деятельность «конвертов» возможна благодаря спросу на их услуги со стороны компаний, желающих сэкономить на уплате единого социального взноса и налога на доходы своих сотрудников.

В теневой экономике популярны несколько форм организации субъектов хозяйствования. Как правило, это ряд фиктивных компаний в форме ООО, якобы поставляющих компаниям реального сектора товары/услуги. Средства перечисляются на их счета в банках, а затем либо выдаются наличными сотруднику, например, выплата зарплаты, командировки, текущие расходы, либо перечисляются на карточку. После этого наличные деньги за вычетом комиссии в размере 7-10% передаются заказчику. Обычно через 1-3 месяца компании-«бабочки» ликвидируются.

Больше всего вопросов в этой схеме возникает к банкам, которые «не видят», как фиктивные предприятия размещают в них свои средства, и «не моргнув глазом», выдают по 2-5 млн гривен наличными на руки представителям таких компаний. По моему мнению, такие операции невозможны без соучастия минимум кассира-операциониста, а в подавляющем большинстве случаев — начальника отделения.

Например, один из киевских конвертационных центров использовал в своей деятельности уставные документы и расчетные счета 92 «транзитных» предприятий. За «вознаграждение» 8-10% с операции реальные предприниматели получали деньги через счета ОАО «Фидо Банк», ОАО «Банк «Контракт». Объем проконвертированных средств составил около 300 млн гривен, вероятные потери бюджета — более 50 млн гривен.

В Харьковской области ликвидирован конвертационный центр. Общий оборот проконвертированных средств в течение 2013-2014 годов составил почти 300 млн гривен. Вероятные потери бюджета по НДС составляют около 50 млн гривен. В деятельности конвертационного центра использовались счета подконтрольных транзитно-конвертационных предприятий, открытых в Запорожском РУ ПАО «Банк Финансы и кредит», ПАО КБ «Надра» (сейчас введена ВА), ПАО КБ «Стандарт» (сейчас введена ВА) и ПАО «Энергобанк» (сейчас введена ВА). Направлено письмо в Государственную службу финансового мониторинга Украины на приостановление расходных финансовых операций по счетам 42 предприятий с признаками «фиктивности».

Одна из недавно обнаруженных нами схем — конвертационный центр, который, используя небанковские платежные системы, осуществлял конвертацию электронных денег в денежную форму. С целью прикрытия своей незаконной деятельности по совершению противоправных финансово-хозяйственных операций, перевода электронных средств в наличные для СХД реального сектора экономики участники центра зарегистрировали предприятие ООО «Центр Интернет-платежей», на которое получили разрешения на перевод денежных средств в Государственной комиссии регулирования финансовых услуг.

В процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий установлена схема преступной деятельности конвертационного центра: прикрытие незаконной деятельности по переводу электронных денег в наличные за денежное вознаграждение в размере около 8% путем проведения расчетных операций по использованию небанковской системы WebMoney.

Электронные деньги предприятий реального сектора экономики поступали на электронный кошелек организатора, а в дальнейшем перечислялись на электронные кошельки указанного выше СХД, которое является представителем небанковской системы WebMoney в Украине. Затем ООО «Украинское Гарантийное Агентство» в обмен на электронные средства перечисляло на банковские счета ООО «Центр Интернет-платежей» безналичные средства в национальной валюте, которые в дальнейшем перечислялись на карточные счета организаторов и курьера интернет-банка и снимались наличными с предоставлением заказчикам за денежное вознаграждение в размере около 8%.

Общий оборот проконвертированных средств с использованием ООО «Центр Интернет-платежей» в течение 2013-2014 годов составил около 120 млн гривен.

Классический пример такого центра был ликвидирован 29 августа 2014 года. Речь идет о межрегиональном конвертационном центре, который осуществлял деятельность на территории Киева и Днепропетровской области. В течение 2012-2014 годов центр проконвертировал более 4,9 млрд гривен. В процессе проработки центра наложены аресты на девять текущих счетов предприятий, которые входили в его состав. В ходе проведенных обысков изъяты: денежные средства в сумме 806 407 гривен, 23 304 доллара США, 9195 евро, 16 печатей предприятий транзитно-конвертационной группы, одна печать нерезидента, документы транзитно-конвертационных предприятий, черновая бухгалтерия, компьютерная техника, с которой осуществлялась регистрация налоговых накладных и подавалась электронная отчетность транзитно-конвертационных предприятий.

Другой пример: следственным управлением финансовых расследований Кировоградской области направлено в суд уголовное производство в отношении трех человек, которые в составе организованной преступной группы с использованием 43 фиктивных предприятий незаконно обналичили около 80 млн гривен и сформировали налоговый кредит по НДС на общую сумму 13,8 млн гривен.

Обналичка («конверт»). Как это работает сейчас

В прошлом году «обнальщики» должны были принести в казну 48 млрд. грн. или около 19% всех доходов бюджета по данным LB.ua. Но затея провалилась. Установленные сверху тарифы оказались слишком большими для конвертаторов.

Все делают это
«Обналичка» — это смазка в механизме украинской экономики. Она помогает бизнесменам избегать драконовских налогов, состязаться с иностранными конкурентами на равных и выживать в условиях кризиса. Теневой рынок, который во многом и формируется как раз из «обналиченных» денег, составляет по разным оценкам от 40% до 50% ВВП. В абсолютных цифрах речь идет примерно о сумме от 433,24 до 541,45 млрд. грн. (учитывая заявленную Кабмином в мае величину номинального ВВП на 2010 год). Условно говоря, каждая третья гривна в стране идет мимо кассы.

Теоретически бизнес может работать и «по-белому». Но, во-первых, недолго. Ведь нечестные конкуренты очень быстро обойдут предпринимателя, который платит все налоги. Во-вторых, честный бизнес не приносит больших барышей. Зачем работать, нервничать, рисковать и платить налоги, если можно положить деньги в банк под космические для Европы 15% годовых? И, наконец, многим бизнесменам и даже бухгалтерам проще давать взятки (из тех же «черных» денег), чем разбираться в головоломной отчетности. В итоге штрафы и налоги платятся с копеек, а крупные купюры уходят на «обнал».

Налоговая разгрузка
Единственный налог, который сегодня на самом деле платят все предприниматели – 1% с оборота. Этой цифры нет в новом Налоговом кодексе. Но отчеты с меньшими суммами в налоговой администрации просто не принимают. А если и принимают, то у бизнесмена потом начинаются проблемы.
А вот 20% НДС и 25% налога на прибыль – это цифры очень условные, ими можно манипулировать. Вот почему Кабмин так легко пошел на постепенное снижение налоговых ставок в новом кодексе.

На самом деле бизнесменов волнует другой «налог» – на «обналичку». Ведь он в несколько раз выше негласной подати в 1%. И его окончательная ставка не устанавливается Верховной Радой на законодательном уровне. Она во многом зависит от связей, опыта и везения самого бизнесмена. За счет этого коррупционного процента кормятся не только чиновники, банкиры и бухгалтеры. Часть теневых денег бизнесмены тратят на зарплаты персоналу, чтобы не отчислять свыше 40% от зарплаты в пенсионный и социальные фонды (вот они и деньги в конверте). Еще часть денег идет на взятки чиновникам, которые прописать в официальном бюджете компании невозможно. Остальное идет на заграничные счета или на дорогие покупки.

Прятаться от налогов бизнесу помогают «обнальщики» — компании со связями в налоговой, коммерческих банках и милиции. Они используют разные схемы для перевода денег в тень. Например, создаются цепочки фирм-пустышек, через которые прокачиваются огромные суммы. В конце цепочки деньги бесследно исчезают в фирме — «налоговой яме». Такая фирма может быть записана на уже умершего человека, на украденные документы, на бомжа или алкоголика. Бывают схемы с покупкой телефонных карточек, с обменом валют, с импортом по завышенной цене или фиктивными поставками товаров и услуг. Но во всех этих случаях деньги, за исключением определенного процента, возвращаются заказчику обратно уже в «теневом» виде.

Ставки растут
Еще три года назад ловкие «обнальщики» могли избежать внимания налоговой, создавая замысловатые цепочки передачи денег. Но в марте 2008 года ГНА изменила налоговую отчетность по НДС (приказ №159 от 17.03.2008). Появилось дополнение №5 к налоговой декларации, в котором плательщик перечислял всех своих партнеров. Теперь налоговики могли отследить весь путь денег от бизнесмена, который их заработал, до налоговой «ямы», где эти деньги неожиданно испарялись. С тех пор «обнальщикам» приходится платить за «крышу» контролирующим органам (налоговой, милиции или СБУ).

Во время президентства Виктора Ющенко единой, так сказать, государственной политики в этой сфере не было. «Обнальщики» завязывали контакты в регионах, договаривались с местными силовиками и политиками. Зачастую «обналом» занимались сами эти политики.
Тогда плата за «крышу» составляла порядка 2% с оборота. Еще до 2% «обнальщики» оставляли себе и примерно 1% тратили на обеспечение бизнеса (взятки работникам банков, легальные платежи и т.д.). Всего выходило порядка 5%, хотя каждая сделка подобного рода могла иметь свою цену. То есть коррупционный налог был в пять раз выше налога реального!

Но с приходом Виктора Януковича ситуация изменилась. Летом 2010 года налоговая получила указание взимать с «обнальщиков» дополнительно еще и 8% в государственный бюджет. От кого исходила инициатива – достоверно неизвестно. Называют имена детей известных политиков, но чем-либо подтвердить это никто не может. В итоге стоимость услуг по «обналичке» резко выросла. Даже если все остальные расходы конвертационных центров ужать до минимума, выходила сумма порядка 11-12%. Такие условия для многих компаний уже не были привлекательными. К тому же отправлять в бюджет 8%… Дешевле было бы платить подставным директорам за отсидку и постоянно регистрировать все новые и новые фирмы.
Перемены в бизнесе оказались настолько болезненными, что информация начала попадать в прессу. Сразу несколько изданий («Фокус», «Зеркало недели», «Экономические известия», ord-ua.com и другие) осенью и зимой 2010 года писали о давлении ГНА на конвертационные центры. В итоге, говорит источник LB.ua, планы по сбору денег в бюджет с «обнальщиков» изменили: «Сейчас какой-то единой цифры по стране не существует, в Киеве платят в бюджет 3%, в других областях может быть еще меньше – все зависит от ситуации с бюджетом». Правда, некоторые «обнальщики» могли и не говорить своим клиентам об уменьшении ставок. И под волну истерии в прессе зарабатывать даже больше прежнего.

Завышенные ожидания
По информации LB.ua, в 2010 году власть планировала собрать в бюджет через «обнальщиков» 48 млрд. грн. Это около 19% всех доходов бюджета. Но затея провалилась… Исходя из названной источниками LB.ua цифры выходит, что власть изначально поставила нереальную задачу. Если 48 млрд. грн. – это 8% от оборота конвертационных центров за полгода, то за год объем рынка выходит 1,2 трлн. грн. Экономисты называют цифры в два-три раза меньшие. К тому же, в этой общей сумме есть деньги наркобаронов и торговцев оружием, проституток, подпольных казино, мелких ремесленников и рыночных торговцев – все они конвертационными центрами не пользуются. «Оценить процент криминальных денег в общем объеме теневого рынка не может никто. Мы не можем отдельно посчитать, сколько зарабатывают бандиты, а сколько – рабочие, которые утепляют дома и берут деньги наличными безо всяких чеков. Экономисты оценивают только общие объемы», — пояснил директор Института экономики и прогнозирования НАН Украины, член Совета Нацбанка академик Валерий Геец.
Так что назвать точную сумму, которая проходит через конвертационные центры, не может никто. Ясно только, что объемы эти колоссальные. По информации LB.ua, только в Киеве за месяц (!) через «обнальщиков» прокачивается несколько миллиардов гривен.

Полная легализация
Сегодня еще не все конвертационные центры находятся под опекой контролирующих структур. Пока отчетность доходит до налоговой, деньги со счетов фиктивных фирм успевают исчезнуть. Вот почему новый Налоговый кодекс переводит отчеты бизнесменов в электронный вид, чтобы как можно быстрее ловить «обнальщиков» за руку. С января в Единый реестр налоговых накладных попадают отчеты с оборотом более 1 млн. грн. С апреля – свыше 500 тыс. грн. С июля – свыше 100 тыс. А в 2012 году все сделки свыше 10 тыс. грн. будут фиксироваться в Едином реестре налоговых накладных.
«Единый реестр будет способствовать более оперативному выявлению фактов уклонения от уплаты и минимизации уплаты НДС путем сопоставления данных плательщика и его контрагентов», — поясняют в пресс-службе Государственной налоговой администрации. (LB.ua еще 25 января обратился в ГНА с просьбой об интервью со специалистом, который борется с конвертационными центрами. Но встреча все еще не состоялась. Зато пресс-служба ГНА ответила на несколько вопросов LB.ua в письменном виде).

То есть уже в следующем году работать «обнальщиком» без надежных связей будет невозможно. А если за «крышевание» конвертаторов еще и сажать будут, то бизнесу вообще придется переходить на легальное положение. Или пользоваться другими схемами ухода от налогов.
«Заложенные в законах нормы позволяют надеяться, что объемы теневой экономики в 2011 году будут падать», — говорит экономист Валерий Геец.
Но такие перемены многим не по душе. Никто на самом деле не знает, как поведет себя бизнес, что будут делать коррумпированные чиновники и владельцы крупных конвертационных центров. И сможет ли власть устоять от искушения просто взять бизнес по «обналичке» в свои руки? Или предпочтет все же наполнить бюджет? Не факт, правда, что бюджетные деньги будут тратиться затем честно и эффективно.

ОБНАЛение: несколько слов о конвертационных центрах 02.12.2009

В октябре усилиями налоговой милиции было раскрыто шесть конвертационных центров, в первых числах ноября еще один. Всего за девять месяцев 2009-го налоговая милиция раскрыла 214 конвертационных центров, за весь прошлый год — 226. // 02.12.2009

Конвертационный центр — это организация, занимающаяся обналичиванием, отмыванием черного нала и формированием налогового кредита. Обычно они состоят из целой цепочки различных компаний — как однодневок, так и старожил — фирм, работающих на рынке год-два. «По моим наблюдениям, объемы этого рынка с начала года уменьшились. Кризис убавил обороты теневого рынка, обналичиванием пользуются реже», — говорит первый заместитель начальника налоговой милиции Геннадий Лисовой.

Данные налогового милиционера подтверждают участники рынка обналичивания. «Объемы неучтенной конвертации уменьшились ровно настолько же, насколько снизились обороты компаний», — предполагает топ-менеджер одной из киевских фирм. По официальным данным Госкомстата, суммарный убыток до налогообложения украинских компаний за восемь месяцев 2009-го составил 3 млрд грн против 104 млрд грн прибыли за аналогичный период прошлого года. Естественно, одна часть официальных доходов ушла в тень, но другая — и, вероятнее всего, львиная — просто уменьшилась в связи с падением продаж. Соответственно, снизились и обороты так называемого рынка обналичивания.

Вместе с тем комиссионные мошенников повысились — в том числе из-за роста рискованности этого вида бизнеса. Участники рынка обналичивания говорят, что за последний год увеличилось число налоговых проверок. Одни связывают это с наступлением кризиса: мол, ГНАУ приходится усиленно наполнять бюджет, вот проверяющие и зверствуют. Другие говорят, что массовые проверки начались еще в середине прошлого года и с кризисом не связаны.

Впрочем, расценки на услуги тех, кто обналичивает, выросли ненамного — всего на 1–1,5 п. п. Через фирму-однодневку такую операцию можно осуществить за 3–3,5% суммы. Обычно за несколько дней прогоняется определенное количество средств, после чего фирму попросту аннулируют. В налоговую инспекцию по-прежнему продолжает поступать отчетность без указания сферы деятельности: фирма либо официально работает на нуле, либо терпит незначительные убытки. Другой вариант: предприятие закрывается после проверок в налоговой. Риски обналичивания доходов через такие фирмы достаточно велики: обычно однодневки (также такие компании называют «вонючками», «бабочками» и пр.) не подают соответствующие налоговые декларации в налоговые инспекции, а потому впоследствии к компании, обналичившей средства при помощи однодневки, у налоговой инспекции появятся вопросы.

Серые компании, работающие на этом рынке по несколько лет, действуют почти официально. В реальности они не ведут никакой хоздеятельности, однако подают всю необходимую отчетность. Поэтому обычно к пользователям таких фирм у налоговой инспекции возникает гораздо меньше претензий, чем к клиентам однодневок. Услуги таких предприятий стоят от 5% до 10% обналичиваемой суммы.

Примечательно, что в условиях кризиса в такой деятельности участвуют даже вполне добропорядочные предприятия. Они сотрудничают с обналичивающими центрами, будучи звеньями в конвертационной цепочке. Названия некоторых из них у всех на слуху, многие даже рекламируются по ТВ и радио (естественно, информация указывается не относительно обналичивания, а о продаже товаров или предоставлении вполне легальных услуг). Риск обналичивания через столь респектабельную компанию минимальный. Правда, цена может достигать 20%.

Каждая фирма устанавливает свой порог суммы обналички, например, от 100 тыс. грн или 1 млн грн. Отдельные конвертационные центры работают, начиная от 3–4 млн грн. Мелкие же предприниматели иногда обналичивают сравнительно небольшие суммы через частных предпринимателей-единоналожников, перечисляя средства физлицу за якобы оказанные услуги.

Конвертационный центр: Тест-драйв

Журналист нашла в интернете рекламу донецкого конвертационнного центра, позвонила по указанному телефону и, представившись директором несуществующего рекламного агентства, попыталась обналичить 100 тыс. грн.

Александр: Чем занимается ваша фирма?

Журналист: Это рекламное агентство, предоставляем рекламные услуги.

А: За какие услуги вам удобно платить деньги?

Ж: Скажем, за типографские: печать брошюр, рекламных буклетов.

А: Отлично. Вы самостоятельно составите договор о предоставлении вам типографских услуг, мы его с вами подпишем. Я выпишу вам товарные и налоговые накладные об отгрузке и продаже товара.

Ж: Но я нахожусь в Киеве, а не Донецке…

А: Это не проблема. У меня был клиент из Киева. Мы работали по такой схеме: он приезжает в Донецк с договором, мы подписываем его, бухгалтер бизнесмена в это время отправляет деньги на наш банковский счет. Мы с вами едем в банк, снимаем деньги со счета, вы рассчитываетесь со мной за услуги и уезжаете. Как видите, никакого риска для вас нет, поскольку вы лично присутствуете при операции с наличностью. Вы спросите меня, в чем мое преимущество? Я не конвертационный центр, обналичивние — не мой профиль деятельности. И никаких левых бумажек — все официально.

Ж: Сколько стоят ваши услуги?

А: 10%. Поверьте, это недорого.

Ж: А как налоговая проверит, что вы действительно оказали мне заказанную услугу?

А: Во-первых, никто не будет это проверять. А во-вторых, естественно, я предоставлю документы из какой-нибудь типографии о печати брошюр. Не проблема. Поймите, с моей стороны никакого подвоха нет. Мне нужно легко и быстро заработать деньги, но обманывать вас у меня нет резона. Если получится, мы с вами поработаем примерно полгода и после этого закончим сотрудничество. Я не хотел бы вызывать подозрения у органов.

Ж: На протяжении всего этого полугодия я смогу ежемесячно обналичивать деньги?

А: Да. И если все будет нормально, в будущем я подберу вам нового, не менее честного посредника.

Комментарий

Вероятнее всего, Александр — обычный надувала. Профессионалы, как правило, не снимают наличку с банковского счета в присутствии клиента — обычно деньги выдаются в условленном месте, причем совершенно посторонними лицами.

Александр вообще весьма охотно отозвался на просьбу незнакомой столичной бизнесвумен обналичить средства. «Профессионалы крайне осторожны. Прежде чем начать сотрудничество с той или иной фирмой, они проверяют ее — не связана ли она с прокуратурой и налоговой. Порядочность Александра весьма сомнительна», — комментирует один из киевских предпринимателей.

Конвертаторам объявлен бой.

Одним из направлений работы налоговиков по детенизации экономических процессов является ликвидация схем, которые служат оттоку денежных средств в теневой сектор, в частности борьба с конвертационными центрами. О мерах, принимаемых работниками подразделений налоговой милиции по выявлению этих незаконных финансовых структур, рассказывает заместитель начальника Главного управления налоговой милиции ГНС Украины Борис ДЗЮБА.

Конвертационные центры — подпольные финансовые структуры

Как показывает практика специалистов налоговой милиции, одним из наиболее прибыльных для теневиков видов коммерческой деятельности является незаконная конвертация безналичных денежных средств, способствующая их оттоку из реального сектора экономики в «тень» и уменьшению поступлений в госбюджет. Кроме денег в теневом обороте находится значительная часть различной продукции, объекты собственности, денежные средства от реализации которых также аккумулируются в теневом секторе и увеличивают нелегальную денежную массу.

Внутренняя организационная структура конвертационных центров — сложная и многоступенчатая. Она формируется из стойкой организованной преступной группировки с четким распределением обязанностей и полномочий ее участников. Обычно конвертационные центры состоят из руководящей верхушки (организаторов), координаторов (дилеров), низовых звеньев (диспетчеры, кассиры, курьеры) и сети постоянных клиентов. Как правило, организовывают и возглавляют такую незаконную деятельность дельцы, хорошо подготовленные экономически, юридически и организационно.

Существуют конвертационные центры от нескольких месяцев до нескольких лет (в зависимости от их роли в преступных схемах), затем на их базе создают новые.

В состав конвертационных центров входит несколько (иногда — десятки) фиктивных субъектов хозяйственной деятельности, которые специально создают или покупают их руководители и используют для конвертирования денежной массы сомнительного происхождения в денежную наличность. Обычно подобные псевдокоммерческие структуры регистрируют на подставных лиц либо с помощью поддельных или краденых паспортов. Одним из основных заданий, преследуемых при этом организаторами фиктивных фирм, является уклонение от уголовной ответственности. Поэтому на роль их «учредителей» и «директоров» подбирают лиц из малообеспеченных слоев населения, пенсионеров, студентов и т. п., готовых за небольшую сумму подписывать нужные платежные документы.

Особенность подобной схемы состоит в том, что такие псевдофирмы создают на короткий срок. Спустя некоторое время после проведения ряда незаконных афер их отчетность и реальные руководители бесследно исчезают и «отчитываться» перед правоохранителями приходится только подставным гражданам, которые нередко даже не знают, что являются собственниками предприятий с многомиллионными оборотами.

Сотрудничая с конвертаторами, руководители легальных предприятий за небольшое вознаграждение (в виде комиссионных в размере определенных процентов от каждой проконвертированной безналичной суммы) получают возможность минимизировать свои налоговые обязательства, приобретать незаконные права на налоговый кредит по НДС, выплачивать своим работникам заработную плату «в конвертах», не проводя ее по бухгалтерским документам и не уплачивая государству соответствующие налоги и сборы.

Кстати, в последнее время должностные лица предприятий реального сектора экономики нередко обращаются к руководителям конвертационных центров также за помощью в проведении процедуры фиктивного банкротства своих субъектов хозяйственной деятельности путем сворачивания их налоговых историй, перерегистрации на новых собственников, изменения юридических адресов и назначения их руководителями подставных лиц и т. п.

Ликвидирован межрегиональный центр

Деятельность центра координировал подданый одной из стран Ближнего Востока.

В состав нелегальной финансовой структуры, созданной иностранцем вместе с братом и его женой, входило более десяти фиктивных фирм, которые использовались для прикрытия незаконных схем формирования безосновательного налогового кредита и валовых расходов при проведении бестоварных операций купли-продажи строительных материалов, продуктов питания, металлоконструкций и других товарно-материальных ценностей предприятиями реального сектора экономики с дальнейшим незаконным получением наличных денежных средств.

За несколько лет своей деятельности теневики предоставляли услуги по документальному оформлению несуществующих финансово-хозяйственных операций субъектам хозяйственной деятельности двенадцати областей, что давало возможность последним безосновательно минимизировать свои налоговые обязательства в многомиллионном эквиваленте.

В общем, как выяснилось за этот период, через счета подконтрольных комбинаторам фиктивных предприятий было незаконно проконвертировано в денежную наличность по меньшей мере 1,5 млрд. грн. Впрочем, эта цифра может быть не окончательной, поскольку продолжаются проверки предприятий-выгодополучателей, воспользовавшихся услугами конвертаторов.

Установлено, что для прикрытия незаконной деятельности аферисты нередко применяли теневую схему, по которой некоторые клиенты конвертационного центра сначала искусственно формировали расходную часть в одном регионе, потом переходили на учет в другой, и в дальнейшем, в целях снижения внимания фискальных органов и недопущения проверок, с помощью упрощенной процедуры банкротства в очень короткие сроки подвергались ликвидации.

В настоящее время для обеспечения погашения причиненного государству ущерба наложены аресты на текущие счета ряда предприятий с признаками фиктивности, с помощью которых осуществлялась незаконная конвертация денежных средств. Организатор преступного бизнеса по решению суда взят под стражу. По выявленным фактам возбуждено сразу несколько уголовных дел по признакам части второй ст. 205 Уголовного кодекса Украины (фиктивное предпринимательство). Следствие продолжается.

Новая философия

Принимая во внимание опасность для экономики государства функционирования подобных незаконных финансовых структур, в текущем году налоговая милиция ГНС Украины начала воплощать в своей деятельности новую философию относительно перенесения акцентов на отработку предприятий реального сектора экономики, которые являются заказчиками услуг конвертационных центров.

Таким образом, с начала текущего года ликвидирован 101 конвертационный центр, услугами которых пользовались почти 3,2 тыс. предприятий-выгодополучателей. По результатам проверки субъектов хозяйственной деятельности реального сектора экономики дополнительно начислено более 700 млн. грн. и взыскано в бюджет около 280 млн. грн. Против контрагентов, пользовавшихся услугами конвертационных центров, в текущем году возбуждено 323 уголовных дела.

Эффективная работа по ликвидации последствий деятельности конвертационных центров и в дальнейшем будет оставаться одним из главных приоритетов для налоговой милиции и значительным резервом для наполнения госбюджета.

Подготовил Сергей СТЕПАНОВИЧ,
ГУНМ ГНС Украины

Сергей Верланов: конвертационные центры для «слуг народа» Часть 1

Публикация в группе : Компромат

Налоговый барыга Сергей Верланов

«Шестерка» Порошенко Сергей Верланов, на службе у «слуг народа».

Несмотря на то, что сначала Владимир Зеленский, а потом и его партия «Слуга народа» шли на выборы с обещаниями массовых посадок коррупционеров, во власти их меньше не стало. Просто на место одних, как всегда, пришли другие, а некоторых не стали и не менять. И такие люди, как глава Налоговой службы Сергей Верланов продолжают крепко сидеть в своих креслах. Теперь он вытягивает в столицу своих старых друзей, замазанных по уши в коррупционных скандалах, а те тащат за собою своих помощников. Новая власть не обращает на это никакого внимания – видимо потому, что «слугам народа» тоже нужны конвертационные центры…

Адвокат уклоняющихся от налогов

Верланов Сергей Алексеевич родился 6 августа 1981 года во Львове, в семье Алексея Федоровича Верланова и Киры Михайловны Верлановой (до замужества – Семеновкер). Он старший сын, и у него есть младший брат Михаил (1986 г.р.). Судя по доступной информации о его родителях, они либо коренные львовские евреи, либо дети «понаехавших» после войны во Львов советских специалистов и чиновников. Интересно, что на «Одноклассниках» у них очень мало друзей-львовян с западноукраинскими и вообще украинскими фамилиями – в основном с еврейскими и русскими. Таким образом, можно сделать вывод, что львовские национал-патриоты и «рагули» из окрестных сёл не входят в круг их знакомых.

Сергей Верланов (слева) с отцом (посредине) и братом Михаилом (справа), 2008 год

О роде деятельности Верлановых-родителей практически ничего неизвестно. Кира Михайловна в 1980-м окончила Львовский торгово-экономический институт, а затем где-то работала по профилю. Алексей Федорович в 90-х стал частным предпринимателем и открыл автосервис. Но если верить слухам и обрывчатой информации от источников, то он был связан с околокриминальными кругами, на уровне участия в каких-то теневых схемах с контрабандой (типичный бизнес того времени).

Видимо поэтому в 1998-м они и отправили своего старшего сына Сергея учиться в Львовский национальный университет им. Франка на юриста. Уже с 2000-го года, будучи студентом, Сергей Верланов работал в фирмах своих родителей и своих знакомых как юридический консультант по вопросам налогообложения. На этом он и специализировался в дальнейшем, как очень толковый адвокат по налогам, умеющий отлично уклоняться от этих налогов. И его услуги были очень востребованы!

В «разных фирмах» Сергей Верланов работал до 2008 года. Почему-то в его биографии они не указываются, возможно, чтобы не бросать тень на прошлое этого «молодого профессионала» — хотя он уже достаточно скомпрометировал себя в настоящем. Что же до собственного бизнеса, то Верланов не мог особо похвастать собственными предприятиями. Он являлся учредителем ООО «Спортхауз» (ЕГРПОУ 35715262) и трех общественных организаций: «Ассоциации игроков в покер» (34711243), «Федерации покера Украины» (35562941) и «Таксакадеми» (41895533). Для человека, ловко орудующего налоговыми схемами, это слишком мало. Однако этому есть объяснение: одни «зарабатывают» на уклонении от налогов своего бизнеса, а Сергей Верланов — на помощи в этом другим. Поэтому собственные фирмы ему были просто не нужны.

А затем, с помощью как собственных знакомств, как и связей родителей, он устроился на работу в один из филиалов международной компании «PricewaterhouseCoopers» (PwC). Она представляет собою бренд, под которым в 158 странах мира самостоятельно работают фирмы, оказывающие услуги в сфере аудита и консалтинга. Бренд не безупречный, и даже наоборот, поскольку PwC не раз влипала в скандальные истории с «недоброкачественным оказанием услуг» (аудит «Satyam Computer Services») и участием в теневых налоговых схемах (дело «Юкоса»). Поэтому даже неудивительно, что такой гений налоговых схем, как Сергей Верланов, был принят на работу именно в PwC.

И вновь биография Верланова не рассказывает (скрывает?), чем же именно он занимался в PwC, работая там с 2008 по 2015 год. Пока что об этом можно только догадываться. Однако именно тогда бурную деятельность по созданию налоговых ям и конвертационных центров создали друзья и коллеги Верламова – в первую очередь, его одногруппник Василий Костюк. И конечно же эти конвертаторы пользовались его услугами…

Василий Костюк

Мафия Львовской «табачки»

Как сообщали СМИ, Василий Василевич Костюк учился вместе с Сергеем Варламовым, и тоже стал адвокатом. Однако его адвокатская специализация вызывала множество вопросов. Сам себя он называл «правозащитником». А вот заказные рекламные статьи о его конторе пестрили довольно странными историями, похожими друг на друга: его клиентами часто становились жертвы афер, рейдерских захватов, а также кредитные должники.

Так вот, по информации источников, Костюк был не благородным защитником людей, а частью большой схемы «развода на бабки». Он был знаком с этими мошенниками и рейдерами – бизнесменами, чиновниками и даже бандитами, которые никогда не упускали возможности «наехать» на каких-то «лохов». Но эти «наезды» отличались тем, что закон был на стороне жертвы, только она об этом не догадывалась. И затем кто-то советовал жертве обратиться к «известному адвокату Костюку», который решал её проблему «за малую мзду».

Но эти «мелочи» остались в прошлом, а вот где-то с 2012 года Василий Костюк становится специалистом иного рода и большего масштаба: он вошел в число людей, создававших и обслуживающих конвертационные центры Львовской области. Как нетрудно догадаться, Костюк начал заниматься практически тем же, чем и его одногруппник Сергей Верланов, но с той разницей, что Костюк непосредственно осуществлял эти операции с помощью своих подставных фирм – а вот Сергей Верланов занимался конструированием схем и их юридическим прикрытием.

Вся эта мафия хорошо «зашифрована», её налоговые схемы начали вскрывать относительно недавно, поэтому трудно сказать, с чего всё начиналось. Однако одним из старейших её участников является скандальный львовский бизнесмен Григорий Козловский. После окончания Львовского торгово-экономического института в 1994 году, Козловский устроился на Львовскую табачную фабрику, которой тогда владело украино-американское СП «Р. Дж. Рейнольдс Тобакко-Львов». Буквально сразу же Козловский помог руководству решить сложную задачу по растаможиванию большой партии сырья, за что был назначен заместителем начальника отдела, затем стал коммерческим директором. С 2010 году Козловский является директором фабрики и контролирует несколько паразитирующих на ней табачных компаний, большая часть которых была создана для замысловатых схем контрабанды, уклонения от налогов и конвертации.

Григорий Козловский

В период 2011-2013 г.г. на Львовской табачной фабрике создается двойная мошенническая схема , одновременно работающая и на контрабандистов, и на конвертационные центры. Работала она так: фабрика (через табачные фирмы Козловского) продавала по отдельности сигареты и документы на них. Сигареты за наличные скупали контрабандисты, а вот документы на них продавались конвертаторам — которые с их помощью осуществляли уже свои схемы. Заодно этим же конвертационным центрам сбрасывали «излишки» наличных, и затем эти деньги, вместе с плато за документы, возвращались фирмам Козловского в виде отмытых безналичных денег.

Именно на этих связанных с табачной фабрикой конвертационных центрах и поднялся Василий Костюк, войдя в число самых «именитых» конвераторов Львовской области. А где-то за его спиной скоромно пыхтел адвокат по налогам Сергей Верланов. Но в этих схемах был и еще один ключевой участник: Орест Витык, который до 2012 года трудился в Львовской областной налоговой в отделе налогов с физически лиц, а затем вдруг ставший замначальника и начальников отдела контроля подакцизных товаров – в первую очередь, сигарет. Дополняет же эту картину тот факт, что Орест Витык, по информации СМИ, является… однокурсником Сергея Верланова и Василия Костюка. Как минимум, в университете они все учились в одно время. Таким образом, теперь мы понимаем, что объединяет этих «трех мушкетеров» львовской коррупции!

Орест Витык

Именно Витык прикрывал эти схемы со стороны налоговой (потом Миндоходов, потом ГФС, затем ГНС). Чем большую должность занимал Витык, чем более масштабнее действовали коррупционеры. Когда в 2016-м Витыка назначили заместителем начальника Львовской ГФС, Козловский переписал ряд основных фирм на своих доверенных партнеров Сергея Пономарева и Андрея Черного, а в дело была запущена еще и схема незаконного возврата НДС (десятки миллионов гривен ежегодно).

Владимир Цабак

Предосторожность была не напрасной: Львовскую табачную фабрику называют один из главных производителей контрабандной продукции, отправляемой в Европу, и эти потоки резко усилились после второго Майдана. В конце концов, в 2019 году на фабрике даже прошли обыски , проводимые сотрудниками ГРБ и СБУ. Однако это ничуть не повлияло ни на царящие там преступные схемы, ни на судьбу их «крышевателя» Витыка, который вскоре был переведен на повышение в Киев – ведь главой Налоговой службы Украины с мая 2019 года является его друг и одногруппник Сергей Верланов.

Но ряды «мушкетеров» продолжали расти, и новым начальником Львовской ГФС (таможни) с ноября 2019 года стал Владимир Цабак – еще один одногруппник Сергей Верланов!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: